Ловля хариуса и кеты на Камчатке

Некоторые рыбалки запомнились на всю жизнь. Объединяет их то, что случились они на Камчатке — уникальном по красоте месте, славящемся своими рыбными богатствами. В этих местах мы оказались по работе. Группа состояла из троих — маршрутный рабочий Юра, я и собака Найда. По прибытии наскоро поставили палатку на узкой песчаной косе под пустынным тундровым берегом, оставив в привязанной к огромному, в полтора обхвата, тополю большую часть своего снаряжения. К вечеру подул порывистый северный ветер и валом пошли гуси — они летели настолько низко, что едва не касались крыльями наших голов. Под утро на нас обрушился ливень. Еще ночью полыхало зарево северного сияния, тундра была припорошена первым сентябрьским снежком — и на тебе…

Полусонные, подгоняемые стремительно поднимающейся водой, под проливным холодным дождем, мы наспех сложили палатку, собрали вещи и прыгнули в лодку. Теперь нам надо было найти незатопляемое место хоть с какими-нибудь дровами, чтобы переждать непогоду. Река на глазах превратилась в ревущего зверя, вода ворвалась в пойменный лес, застонали и заскрежетали деревья. И без того перегруженная “пятисотка” окончательно потеряла управление… Развязка наступает на первом же кривуне. Лодку прижимает к затопленным деревьям, ставит на борт. Успеваю боковым зрением заметить, как Юрий вываливается из лодки, и в следующую долю секунды сам с головой ухожу под воду. Сапоги-болотники раскатаны, по сравнению с ними двухпудовые гири — просто пушинки. Но вот, наконец, везет: удается все-таки вынырнуть и ухватиться за обвязку перевернувшейся лодки. В самой излучине, под крутояром, нас прижимает в берег. Взявшись за ветки ольхи, подтягиваю лодку. Подбегает Юра. Живой! Уже легче. Стараемся перевернуть лодку — куда там… Причем я, стоя на затонувших пружинистых ветках дерева, с каждым усилием погружаюсь под воду. А вода, надо сказать, в это время года здесь ледяная.

После получаса бесполезных попыток решаем резать связывающие веревки и разгружаться через воду. Удается спасти весь рабочий материал, спальники, брезент, рацию, рюкзаки и чайник без крышки. Ну и лодку, конечно. Все остальное унесено водой. Особенно жалко удочку и спиннинг. Ну да ладно — никогда не бывает так плохо, чтобы не было еще хуже. Дождь не унимается, прибывает вода, подступают сумерки. Оказывается, мы находимся на небольшом поросшем тополями островке. Спички, тщательно обернутые полиэтиленом, остались сухими. На самом высоком месте, меж трех деревьев, разводим костер, делаем из брезента навес и пытаемся согреться. Я настолько замерз, что способность говорить приходит только через час. Окончательно темнеет. Вода продолжает подниматься. Юра дремлет, прислонясь к дереву, рядом свернулась Найда. Мне не до сна. Одна мысль грызет: смоет нас или нет. К утру дождь несколько стих, подъем воды приостановился. Перетряхиваем содержимое рюкзаков: четыре банки тушенки, две — солянки, пять пачек подмоченного чая и десяток желеобразных галет. Зато есть целый полиэтиленовый мешочек с абсолютно сухими папиросами, там же спички. Сидим, попивая пустой чай, и покуриваем. В день на двоих — одна банка тушенки. Наутро выясняется, что галеты съедены собакой — недосмотрели. И так двое суток. Вода несколько спала, и площадь нашего островка чуть увеличилась. Обнаруживаем несколько кустов красной спелой рябины. Найда “мышкует”: один-два стремительных прыжка, и мышь прижата к земле. Затем она берет ее зубами и, подбрасывая, проглатывает, не разжевывая, а на морде — такое отвращение… Да, голод не тетка.

Решаю порыбачить. Коряки ловят хариуса довольно своеобразной снастью: леска толщиной 0,4-0,5 мм и длиной с удилище, на конце зимняя блесенка типа “Окуневой”. И все. На крючке — либо шерстинки, либо красный лоскут, либо бумажка, либо совсем ничего. Блесенку забрасывают поперек течения и короткими рывками в толще воды ведут к берегу. Очень просто, но эффективно.

Все это у меня есть, более того, я несколько усложняю снасть: выше блесенки в 30 см привязываю поводок с мушкой. Вода еще очень мутная, шансов на успех почти нет. А вдруг повезет!.. Из-за вынужденной диеты еле переставляю ноги. Отдыхая через каждые 10-15 шагов, продвигаюсь вниз по берегу реки. Никаких признаков рыбы. Подхожу к устью узкой тихой протоки. Всматриваясь в воду, замечаю слабые круги, похожие на всплеск рыбешки. Нет, наверное, показалось. Заброс. Мушка, вздрагивая, скользит по воде… Поклевка! Маленький, с кильку, хариус срывается у самой кромки воды. В стремительном прыжке успеваю накрыть его рукой и в этот же момент соскальзываю в воду. По пояс в реке пытаюсь поймать хариуса, который, как серебристый мотылек, перепархивая с камушка на камушек, стремится улизнуть в свою стихию.

Ну уж нет! Крепко зажав трясущимися руками рыбешку, выбираюсь на берег и отношу ее подальше от воды. До наступления темноты успеваю поймать еще 13 харьюзят.Вот это была уха! Из слегка выпотрошенной рыбы, сваренной без соли, в чайнике, на нетерпеливом ночном костре…

А где же Петька?!Слева по борту вертолета — отвесные скалы, справа — бездонное ущелье, затем наоборот. От крутых виражей захватывает дух. Медведи! Все кидаются к иллюминаторам: прямо под вертолетом мечутся крупные растерянные звери. Какая красота: ярко-голубое небо, ослепительно белые языки снежников, сочная зелень кедрового стланика, поля розовых гвоздик, желтых маков, полная цветовая палитра мхов и лишайников, величественные горы. Восточный хребет.Резко снижаемся — и вот мы на месте. Наскоро выгружаем вещи, и через несколько минут вертолет растворяется в небе. Тишина.Как бы не так! Звон, точнее, гул несметных комариных полчищ. Облачаемся в накомарники и больше их не снимаем. Комар, надо сказать, крупный, породистый такой. Местные шутят: берут два комара кусочек сахара- рафинада и улетают.На берегу р.Савульча ставим лагерь. Она неширока — местами можно перепрыгнуть, а вот перейти нельзя: течение настолько стремительное, что даже если зайти по щиколотку, сбивает с ног. Сплошной каскад порогов и небольших водопадов. Какая тут может быть рыбалка! С грустью смотрю на чехол с удочками — похоже, здесь они не понадобятся.

Ближе к вечеру выкраивается свободный часок. Собираю удочку и иду на речку, просто так, побродить. Где-то в километре от лагеря обнаруживаю небольшое уловце. выбитое в скале водопадом. Заброс, еще один, и вдруг…! Да, это тот самый момент, когда сердце рыболова замирает от счастья, — поклевка. Через мгновение в руках трепещет маленький юркий голец — одна из многочисленных разновидностей мальмы.Как он красив: яркие малиновые пятнышки по бокам, палевые плавнички! Не рыба, а живая радуга. Но какой же он малыш! Бережно опускаю рыбку в ямку-лужицу на берегу. Пробую дальше. И еще четыре гольчика перекочевывают из речки в ямку. Причем каждая следующая рыбка оказывается меньше предыдущей.Больше поклевок нет. Иду дальше. Тишина. Возвращаюсь к своим пленникам, они. приветствуя меня, затевают веселую возню. Для ухи маловато, да и жалко этих бесстрашных речных путешественников. преодолевших гигантский водный слалом Савульча. Аккуратно опускаю рыбок в воду.Началась работа. С утра до вечера штурмуем каменные громадины составляя геологические карты и отбирая пробы камней. Где-то через неделю погода ломается: на горы опускается плотное покрывало тумана — океанский вынос. Видимость не больше шести метров — в горы не пойдешь. Занимаемся хозяйством. обрабатываем пробы.И вот снова я у заветного места. Выуживаю всех пятерых гальчиков и откладываю удочку. Приводит мысль дать рыбкам имена. Тот что покрупнее. будет Васька, затем — Мишка. Юрик. Федька, ну, а самый маленький — Петька. Теперь мы знакомы. Улов отправляется в волу, а я возвращаюсь в лагерь.Эта моя рыбалка продолжалась все время нашего прерывания в Савтаьче.Закончились маршруты, упакованы ящики с пробами, укладывается снаряжение — завтра перелетаем в другое место.Иду прощаться со своими друзьями. Один, второй, третий, четвертый… а где же Петька?! Я забеспокоился. Может, он зазевался и, выскочив на быстрое течение, был унесен водой, или стал добычей какой-нибудь хищной птицы, или заболел? Да нет, все нормально. Просто увлекся охотой за комарами. Эх, молодо-зелено…

“Кета на блесну не берет!”

Вытаскиваю из рюкзака пару увесистых рыбин — это кета. Ее вполне достаточно и на уху, и пожарить для нашей небольшой буровой бригады из четырех человек. Ход кеты слабый, и сетью рыбу не взять. Пришлось спиннинговать. Народ в бригаде не местный, “материковый”. Буровой мастер, проявляя свои рыболовные познания, веско заявляет: “Кета на блесну не берет!” Безуспешно пытаюсь его переубедить. Но даже предъявленная рыба ему ничего не доказывает. Раньше и я считал так же, пока не оказался в незнакомом для меня лагере, разминувшись с его обитателями.Время было к вечеру, я собрал удочку, прицепил мушку и пошел на речку, на берегу которой стояло мое новое жилище. Практически не сходя с места выловил пять хариусов, два из которых потянули явно за килограмм. Головы, хвосты и хребты — на уху. Само рыбное филе обжарил до ярко-коричневого цвета. Объеденье!Утром проснулся от заливистого собачьего лая. Что-то не ладно. Вышел из палатки. Метрах в двадцати стоял медведь. Мое появление его нисколько не смутило. Достал ракетницу, выстрелил вверх. Медведь долго принюхивался, затем медленно, подергивая лапами от неудовольствия, скрылся в кустах. Да, с таким соседством лагерь надолго не оставить.Все-таки решаю пару часиков побродить по берегу, а заодно и поблеснить. Места для меня новые, чего ждать от речки, не знаю, поэтому бросаю в разных местах: на плесах, быстринках, в ямах под перекатами.Стоя на обрывистом высоком берегу, замечаю, что мою блесну преследует какая-то крупная рыба. Перехожу на “ленковую” проводку. Это значит, что блесна идет сверху вниз по течению, как можно медленнее и ближе ко дну.

Кстати, о блесне. После многолетней практики ловли лососевых я остановился на лепестке типа “Ложка” длиной 35-40 мм, вращающемся на проволочной оси, со средним тройничком. Желательно иметь блесны трех цветов: белые, желтые и красные. Чем чище вода, тем темнее должна быть блесна. Хватка! К своему удивлению, подвожу к берегу довольно крупного самца кеты. Случайный зацеп? Непохоже — весь тройник скрылся в пасти рыбины. Через несколько забросов берет еще одна кета, теперь самка.Весь обратный путь я размышлял над своим уловом. Да, кета в реке не кормится, но инстинкт хищника не дает ей пропустить безнаказанно зазевавшуюся рыбешку….Предлагаю буровому мастеру самому попробовать поймать кету. К моему удивлению, он соглашается. Идем на самое уловистое место. Даю ему спиннинг с соответствующими пояснениями, а сам устраиваюсь поодаль и наблюдаю. Заброс следует за забросом: безрезультатно. Наверно, блесна идет близко к поверхности, да и слишком быстро. Вношу коррективы.

Наконец, следует хватка. Титановый спиннинг изгибается, леска со свистом режет воду. Рыболов неумело пытается подвести кету к берегу. Тут советовать бесполезно. И хотя рыба просто обязана была сойти, каким-то чудом она оказывается на берегу. Радости нового лососятника нет границ…

В.Селехов г.Благовещенск Амурской области

6 Март 2014
0 / 5 (0 голосов)
Техника ловли

Следующая статья:

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

≡  Рубрики спиннингиста
Свежие записи
Надувная моторная лодка
3.50 / 5 (2 голосов)
Осенняя щука
Осенняя щука
5 / 5 (1 голосов)
О щуке…
О щуке…
3 / 5 (3 голосов)
Ловим уклейку
Ловим уклейку
5 / 5 (1 голосов)
Судак в августе — начало «осеннего жора».
Судак в августе — начало «осеннего жора».
5 / 5 (3 голосов)
Катушка для UL спиннинга
Катушка для UL спиннинга
3.33 / 5 (3 голосов)
Спиннингист-Инфо © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх